Главная > Статьи > ИЗМЕНЕНИЕ ОБЩИХ ПРАВИЛ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ИЗМЕНЕНИЕ ОБЩИХ ПРАВИЛ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В январе 2014 года Кодексу профессиональной этики адвокатов исполнилось 11 лет. Его применение демонстрирует, что этот акт наряду с Федеральным законом от 31 мая 2002 года  №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» сыграл огромную роль в структурировании нормативного регулирования деятельности российских адвокатов. Каждый год 31 мая российское гражданское сообщество празднует «День российской адвокатуры».

В нашей республике практикуют более 400 адвокатов, которые осуществляют свою деятельность в коллегиях адвокатов, юридических консультациях и адвокатских кабинетах. На последней мартовской конференции адвокатов за безупречную адвокатскую практику Федеральной палатой адвокатов России, Гильдией Российских адвокатов РФ награждены семнадцать якутских адвокатов.

Однако речь сегодня пойдет о Кодексе профессиональной этики адвокатов, принципами которого адвокат, согласно присяге, должен руководствоваться всегда, пока у него в кармане находится удостоверение адвоката.

Применение Кодекса на практике показало и ряд его существенных недостатков. Кодекс нуждался в существенной переработке. Это произошло на VI Всероссийском съезде адвокатов, где делегатами было внесено 140 поправок. К сожалению, не все адвокаты внимательно изучили новый действующий вариант Кодекса, а любое его нарушение может повлечь за собой потерю статуса адвоката. Поэтому я бы хотел остановиться на самых злободневных, вызывающих много вопросов моментах. Эти правила должны знать не только адвокаты, но и юридические и физические лица, т.е. те доверители, которые постоянно общаются с адвокатурой.

Наиболее важными изменениями в области общих правил адвокатской профессии представляется принятие новой редакции п. 3 ст. 9 Кодекса. Указанная норма посвящена тем видам деятельности, которыми адвокат не вправе заниматься.

Прежняя редакция содержала следующие запреты:

– заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг;

– вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги;

– вне рамок адвокатской деятельности участвовать в организациях, оказывающих юридические услуги;

– принимать поручения на выполнение функций органов управления доверителя – юридического лица по распоряжению имуществом и правами последнего.

Запрет заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме личного участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг остался неизменным. Сохранился и запрет оказывать юридические услуги вне рамок адвокатской деятельности, однако только в качестве общего правила.

Кодекс в новой редакции предлагает два исключения: деятельность по урегулированию споров и участие в благотворительных проектах других институтах гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе.

Если второе из перечисленных исключений внесено в текст Кодекса скорее «на перспективу», чем в связи с реальным участием адвокатов в указанных проектах (поскольку единственным институтом гражданского общества, упомянутым в федеральном законодательстве в качестве такового, является сама адвокатура), то первое обусловлено реальными потребностями юридической практики.

Прежде всего, идет речь о возможности для адвоката осуществлять свою деятельность в качестве медиатора (Разъяснения по этому поводу ФПА РФ представила в Интернете).

Как указано в разъяснениях, адвокат вправе выполнять функции медиатора как на профессиональной, так и на непрофессиональной основе (если только он одновременно не является адвокатом одной из сторон).

Соответственно, адвокатская деятельность (т.е. оказание доверителю юридической помощи) несовместима с медиативной деятельностью в рамках одного дела. Это, однако, не исключает возможности заключения по делу мирового соглашения при активном содействии адвоката одной из сторон (полностью соответствует правилу п. 2 ст. 7 Кодекса, согласно которому адвокат обязан заботиться об устранении всех обстоятельств, препятствующих заключению мирового соглашения).

Еще одной формой участия адвоката в деятельности по урегулированию споров, предусмотренной новой редакцией п. 3 ст. 9 Кодекса, является рассмотрение споров в качестве третейского судьи.

Третий запрет п.3 ст.9 Кодекса в действующей редакции исключен. Иными словами, адвокаты теперь вправе быть участниками организаций, оказывающих юридические услуги. На практике это, прежде всего, означает возможность для адвокатов быть учредителями обществ с ограниченной ответственностью, которые специализируются на оказании юридических услуг.

Такая модель лежит в основе одного из вариантов построения современных российских юридических фирм (при отсутствии такой организационно-правовой формы юридического лица в законодательстве). Адвокаты – партнеры коллегии или бюро выступают учредителями общества с ограниченной ответственностью, которое действует под именем, схожим с наименованием соответствующего адвокатского образования, образуя с ним юридическую фирму. Следует признать, что такая модель апробирована и широко востребована российским рынком оказания юридических услуг, а также не противоречит законодательству об адвокатской деятельности и шире – иным законам и основам правопорядка в целом.

Новая редакция п. 3 ст. 9 Кодекса отказалась от запрета адвокату принимать поручения по выполнению функций органов управления доверителя – юридического лица по распоряжению имуществом и правами последнего. В пользу данного нововведения можно привести следующие доводы:

– запрет принимать от физических лиц поручения на управление их имуществом для адвокатов отсутствует. В связи с этим аналогичный запрет в отношении доверителей – юридических лиц выглядел необоснованным, особенно с учетом того, что у ряда лиц граждан имущества во много раз больше, чем у иных юридических лиц.

– рассматриваемое выполнение адвокатом функций органов юридического лица не является предпринимательской деятельностью адвоката. Таким образом, адвокат не занимается собственно бизнесом, он лишь осуществляет юридическое сопровождение бизнеса доверителя – как он делает это, участвуя в переговорах, готовя для доверителей заключения, проводя «анализ правового состояния» и т.д.

– в настоящее время на рынке юридических услуг востребована деятельность ликвидаторов. Указанные лица принимают на себя функции по управлению ликвидируемой компанией. При сохранении запрета на выполнение функций органов юридического лица адвокат, в отличие от почти любого гражданина, эту деятельность осуществлять не мог, что было несправедливо;

– представляет интересы доверителей в делах о несостоятельности (банкротстве), адвокаты фактически участвуют в управлении юридическим лицом – должником (к примеру, выступая в качестве представителей конкурсных кредиторов, которые голосуют на собраниях кредиторов должника);

– заключая мировое соглашение, признавая исковые требования к доверителю в качестве представителя по доверенности, а также осуществляя ряд других полномочий, адвокат тем самым принимает решения, связанные с запретами заниматься иными видами деятельности, и сделала данные запреты соответствующими современным реалиям рынка юридических услуг.

И так, спектр адвокатской деятельности несколько расширен. Это необходимо знать каждому практикующему адвокату.

С профессиональным праздником «Днем адвокатуры», дорогие коллеги!

 

Рубрика «Правовое просвещение»

Статьи с газеты «Ваше право» от 22-28 мая 2014г. стр. 10

Ю.Г. Припузов

президент Адвокатской палаты РС(Я)

Заслуженный юрист РС(Я)