Главная > Статьи > СКОЛЬКО СТОИТ НАША ЖИЗНЬ

СКОЛЬКО СТОИТ НАША ЖИЗНЬ

После опубликования в мартовском номере «Правоведа» интервью с президентом Адвокатской палаты РС(Я), председателем квалификационной комиссии адвокатов Юрием Припузовым в редакционной почте появились письма с вопросами к адвокату. На эти вопросы наших читателей мы попросили ответить Юрия Георгиевича, и он любезно согласился.

– По вашему мнению, почему у нас в России сумма компенсации морального вреда очень низкая? – спрашивает Николай Попов из Якутска.

– Главная причина – это отношение к здоровью человека. Мы себя абсолютно не бережем и живем в повседневной жизни так, как будто у нас не одна жизнь, а несколько. 58 лет – таков средний возраст мужчины в России, недоживаем два года до пенсии. Вспомним советский период, когда жизнь человека оценивалась в стоимость бесплатного гроба и венка от профсоюзного предприятия. Другая причина – занижаемая государством цена рабочей силы, составляющая прежде 25-30% от западноевропейского уровня. Сегодня ситуация еще хуже: российское правительство гарантирует оплату в пределах 1,0-1,5% от западноевропейской, фактически же заработная плата колеблется в пределах 2-2,5% от западноевропейского уровня. При гибели шахтеров в бывшем СССР компенсация за смерть была просто унизительна: одна-две тысячи рублей. До 2000 года смерть на внутренних линиях Аэрофлота по государственной страховке оценивалась в тысячу рублей, сегодня это 12 тысяч, или 400 долл. Для сравнения: в США такая страховка составляет 600-800 тыс. долл. Еще с советских времен различного рода доплаты за вредность не отражали реального ущерба здоровью, и поэтому никто не мог сказать, сколько стоит человеческая жизнь.

Например, 25 декабря 2002 года в результате пожара цеха окончательной доводки фабрики №16 поселка Накын погиб Степанченко Михаил, гражданин Белоруссии, отец двоих детей. Возбужденное уголовное дело расследуется прокуратурой Нюрбинского улуса уже больше года. Обвиняемый, один из руководителей ООО «Веста», несмотря на подписку о невыезде, скрылся в той же Белоруссии. Семья погибшего неоднократно обращалась в прокуратуру. Суд Нюрбинского улуса рассмотреть это дело, решить вопрос о возмещении материального и морального вреда не торопится. Скоро строительство фабрики будет закончено, а виновник трагедии – ООО «Веста» – самоликвидируется, тогда и платить не надо будет ничего.

К тому же охотников понизить планку компенсации морального вреда у нас более чем достаточно. Это и «требование разумности и справедливости», и «имущественное положение ответчика». До истинной состязательности в виде обоснований, расчетов и выкладок дело в суде не доходит. А нужно исходить из реальной ценности здоровья для самого общества, пострадавшего и всех членов его семьи. В противном случае мы рубим сук, на котором сидим. Пока же большинство наших граждан (и судьи не исключение) рассуждают примерно так: «У нашего государства нет денег. Если выделить так много, что останется другим?» Словом, наш российский менталитет.

Понятно, что одной экономикой здоровья ситуацию не переломить. Свое веское слово должна сказать и юридическая наука, особенно в свете судебной реформы, провозглашенной Президентом РФ.

– Вот еще вопрос нашего читателя С.Е. Егорова из Покровска: «Вы говорили, что одним из отечественных специалистов по оценке морального вреда является В.И. Кашин. Какова его методика расчетов оценки морального ущерба?»

–  Кандидат юридических наук, руководитель Департамента экономики здоровья (г. Москва) Владимир Иванович Кашин уже более двадцати лет занимается этой проблемой, и благодаря нашему знакомству я пользуюсь данными, которые он мне любезно предоставил. Он, в частности, хорошо знает о нашей трагедии в с. Сыдыбыл и высказал свое согласие помочь нашим адвокатам в оценке морального вреда родителям погибших детей, причем совершенно бескорыстно. Расчеты Кашина заключаются в следующем: используется качественно новое понятие «ресурсы здоровья», которое является одним из основных в теории новой науки – экономики здоровья. Под экономикой здоровья нами понимается поиск эффективного сохранения ресурсов здоровья – ограниченных человеческих, природных, финансовых и других возможностей. Использование в методике понятия «ресурсов здоровья» объясняется двумя моментами.

Первый – это понимание того, что физические и нравственные страдания, которые уже перенесены и с полной вероятностью проявятся в будущем, следует связывать именно с резервами (ресурсами) нашего организма. Скажем, если вы пошли в магазин и имеете 1000 рублей, то это и есть та сумма, которую вы можете потратить. И не более. Именно резервы здоровья человека, его психосоматические качества определяют некий предел реагирования, страданий, то есть фиксируют пороговый уровень морального вреда, а значит, максимальное значение его денежной компенсации.

Второй момент – почему именно ресурсы здоровья положены в основу определения компенсации морального вреда. Представьте бурную реку нашей жизни. На одном берегу – медики, имеющие в своем арсенале свыше ста определений понятия «здоровья», на другом – экономисты, у которых в ходу понятия «трудовые ресурсы», «рабочая сила», «кадры». Обе стороны мало понимают друг друга, но стремятся к общению и практике. Мостом же через эту бурную реку и стали «ресурсы здоровья» как способность человека жить (выживать), трудиться и достигать своих целей. Для оценки индивидуальных ресурсов здоровья Кашиным разработан и с 1997 года апробирован в юридической практике соответствующий инструментарий.

– В чем же главные особенности методики В.И. Кашина? Применимы ли они в рассмотрении дела о трагедии в Сыдыбыле?

– Этих особенностей три. Первая – мы исходим из реальной ценности здоровья для общества. Разве можно сводить ущерб от утраты жизни и здоровья к недопроизведенному валовому годовому продукту?! Человек рождается и живет не ради того, чтобы что-то произвести. Здоровье – больше, чем просто ресурс. В России много богатств, но крайне мало капитала – благ, наращивающих богатство. Здоровье и есть реальный капитал экономики, ведь все, что мы делаем, связано с расходом жизненной энергии. Благодаря этому создаются и все остальные духовные и материальные ценности. Понимание здоровья как капитала позволяет использовать для его оценки так называемый доходный подход. В его основе – понимание того, что экономическая ценность ресурсов здоровья обусловлена будущими доходами от их использования. В рамках этого подхода используется метод дисконтирования, то есть перевод будущих денежных потоков, генерируемых за счет здоровья, в текущую стоимость.

Вторая особенность – это персонифицированная оценка потенциала здоровья пострадавшего  и его человеческого капитала. Причем это делается не с позиции среднестатистической оценки, а с учетом составляющих здоровье конкретного человека, определяемых по специальному тесту. Он включает основу здоровья и факторов, его определяющих: психосоматические качества (физическое здоровье, психические особенности и генетически фон), образ и условия жизни, инвестиции в здоровье. По результатам тестирования потенциала здоровья рассчитываются такие индивидуальные показатели: предстоящий ожидаемый срок жизни, ресурсы здоровья в натуральной и денежной оценке, их износ, рента здоровья и эффективный возраст. При оценке человеческого капитала учитываются следующие показатели: уровень образования, профессиональная квалификация, место деятельности, сфера занятий, опыт работы и другие, связанные с работой знания и умения.

Третья особенность – при определении морального вреда В. Кашин исходит из наиболее эффективного использования ресурсов здоровья и человеческого капитала. Подчеркну: в мировой практике это является ключевым моментом оценки. Анализ наиболее эффективного использования ресурсов здоровья и человеческого капитала формирует основу, на которой рассчитывается их стоимость. При этом выбор наилучшего использования ресурсов здоровья и человеческого капитала должен удовлетворять трем критериям: Физически возможным, экономически обоснованным и наиболее доходным. Замечу, что определение размера компенсаций – лишь один из возможных применений методики Кашина.

– Компенсацию морального вреда ближайшим родственникам по методике В. Кашина можно рассчитать?

– Да. В случае смерти потерпевшего у третьих лиц имеется право на возмещение морального вреда. Такой круг лиц ограничен родственниками первой и второй степени: супруг (супруга), дети, родители, родные братья и сестры, бабушка, дедушка. При этом должны учитываться степень из близости и характер взаимоотношений, обусловленных совместным проживанием и общим хозяйством. Понятно, что при смерти потерпевшего психическое благополучие членов семьи и родственников нарушается, то есть нарушается их право на жизнь и здоровье. Нарушается также неимущественное право на обладание семейными и родственными связями, при этом каждый из указанных лиц имеет самостоятельное право на компенсацию морального вреда.

– Каковы перспективы использования методики Кашина у нас в России? Можно ли представить свои расчеты, произведенные по методике Кашина, в суд в качестве доказательств о понесенном моральном ущербе?

– Перспективы использования данной методики вполне благоприятные. Со вступлением многих стран в ВТО процесс развития демократии и либерализации экономики должен ускориться. Нормальное демократическое государство не может не искать путей для эффективной экономической и правовой защиты своих граждан. Да и состязательность в суде никто не отменял. Если представитель ответчика заявит в суде, что сумма компенсации морального вреда сильно завышена, то адвокат может представить расчеты, произведенные по методике В.И. Кашина, которые достаточно научно обоснованы и аргументированы, то есть в данном случае все эти обоснования и выкладки окажутся «в нужном месте и в нужное время». Департамент экономики здоровья планирует провести в ближайшее время для юристов- практиков семинары по определению компенсации морального вреда методом оценки ресурсов здоровья и человеческого капитала, и дело осталось за судебной практикой. Приживется ли эта методика в повседневной действительности – покажет жизнь.

Понятно, что сумма компенсации морального вреда в один – три миллиона долларов еще не скоро станут в России и странах СНГ обычным результатом удовлетворения серьезных исков. Но мировая практика уже есть. Ведь обязал же суд табачную компанию Philip Morris США выплатить целому штату штраф в размере 10,1 млрд. долл. за убеждение курильщиков о том, что производимые ею легкие сигареты менее вредны, чем обычные. И совсем свежий пример. США и Великобритания решили вопрос с Ливийским правительством о выплате родственникам по 10 млн. долларов за каждого из 270 погибших в результате взрыва самолета над шотландским городом Локерби в 1988 году.

Для лучшего понимания наших с вами перспектив на мудрую японскую пословицу: «Здоровье дороже жизни».

– Читательница Алексеева спрашивает, где находится Адвокатская палата, и можно ли попасть к вам на прием?

– Мы находимся по адресу: улица Кулаковского, дом 28, а на прием – пожалуйста. (устарелая информация – Адвокатская палата находится по адресу: ул. Пушкина, д. 22/1).

– Спасибо за ответы, Юрий Георгиевич.

 

 Беседовала Галина Бочкарева

   Статья с газеты «ЯКУТИЯ»  от 10 апреля 2004г.