Главная > Статьи > ЯКУТСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА

ЯКУТСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА

Север, как известно, диктует людям свои условия и правила выживания. Наша Якутия – эта пятая часть всей России, три климатических пояса. Связь с большинством районов – только авиатранспортом. И на почти миллионное население – все три с небольшим сотни адвокатов, причем проживают они в основном в трех городах: Якутске, Нерюнгри, Мирном. Во многих сельских районах Центральной Якутии и практически во всех арктических до последнего времени их вообще не было. Поэтому едва ли каждое совершаемое там преступление становилось для наших правоохранителей серьезным испытанием. Проклиная законодателей, следователь звонил в республиканскую прокуратуру или в Верховный суд, чтобы там нашли адвоката и направили его для проведения следственных действий. А что такое командировка, например, в поселок Черский? Это авиабилет туда и обратно стоимостью 16 тысяч рублей, да гостиница (плюс еще 5 тысяч), да пропитание. Потому «на Север» обычно вылетал либо проштрафившийся адвокат, либо коллега, которому хорошо заплатили родственники подследственного. Второе, замечу, случается крайне редко.

Выход из ситуации подсказал Закон об адвокатуре, его статья 24 о возможности создания при содействии местных властей юридических консультаций. Хотя от некоторых коллег в Москве  доводилось слышать, что это «мертворожденное дитя», мы в Якутии так не считали и сразу озаботились претворением этой нормы закона в жизнь. Помню, еще в январе 2003г. высказались на сей счет на расширенном совещании правоохранительных органов, которое провел президент республики В. Штыров. Вместе с республиканским управлением юстиции мы подготовили информацию о том, как защищены (а точнее, не защищен) у нас конституционные права и свободы граждан. Думаю, для многих участников совещания наша информация обрушилась как снег на голову. Тогда –то и была поддержана идея создания Адвокатской палатой юридических консультаций в отдаленных районах.

Правда, какого – либо  опыта такой работы у нас не было. Поэтому за основу взяли нормативные документы бывших юридических консультаций, существовавших еще в СССР, и адаптировали их в соответствии с действующим законодательством. Трудно решался и вопрос о финансировании новых адвокатских образований. Из-за бесконечных дискуссий с правительством и Государственным собранием республики пришлось обращаться за помощью к президенту Федеральной палаты адвокатов РФ Е. Семеняко, его заместителям, к представителю Совета Федеральной палаты на Дальнем Востоке В. Кушнареву, депутатам Госдумы РФ. И общими усилиями удалось  – таки добиться принятия правительством Якутии Постановления №251 от 24 апреля 2003 года «Об организационных мероприятиях по обеспечению населения северных улусов (районов) квалифицированной юридической помощью».

Речь шла о выделении из республиканского бюджета 3 миллионов рублей на учреждение восьми юридических консультаций. Эти средства шли на оплату аренды помещений, средств связи и транспортные расходы, на приобретение оргтехники и мебели. Причем деньги поступали не напрямую на счет Адвокатской палаты, а в Исполнительную дирекцию Программы президента Республики Саха (Якутия) по борьбе с преступностью, откуда мы их получали согласно ранее утвержденной смете.

Следующим этапом работы Совета и квалификационной комиссии Адвокатской палаты стал подбор граждан, имеющих высшее юридическое образование и необходимый для адвоката стаж работы, проживающих в интересующих нас районах и готовых возглавить там юридические консультации. Надо сказать, желающих оказалось немало, и мы смогли предъявить к людям достаточно высокие требования. В результате сегодня из восьми намеченных районов юрконсультации образованы в семи: в Аллайховском, Верхнеколымском, Момском, Оленекском, Среднеколымском, Усть-Янском и Эвено-Бытантайском. Их возглавили опытные юристы, получившие адвокатский статус: Г. Андросова, А. Даурова, П. Кукжалов, А. Михайлов, Д. Третьяков, Ю. Петров и А. Антонов.

Помимо общих для всех адвокатов норм, заведующие юрконсультациями руководствуются разработанными Советом палаты Положениями о ЮК и формами отчетности, а также договорами о материальной ответственности за вверенное имущество. Получая ежеквартальные отчеты, мы имеем полное представление о том, как работают консультации: сколько принято граждан, какая им оказана помощь, в  какого рода делах был занят заведующий консультацией в качестве защитника или доверенного лица. Как показывает анализ, в среднем наши товарищи участвуют в месяц в 2-3 уголовных, 4-5 гражданских и 3-4 административных делах. Дают не менее 10-15 консультаций. И судя по тому, что теперь ни горожане, ни правоохранительные органы названных районов не обращаются за направлением к ним адвокатов, юридические консультации полностью решили проблему доступности юридической помощи для граждан, в том числе неимущих.

Хочу обратить внимание, что первые результаты мы получили задолго до того, как Минюст РФ выступил с идеей провести свой эксперимент. Невольно возникает мысль, что в министерстве просто не владеют ситуацией на местах. Иначе зачем же было придумывать какие – то новые формы обеспечения граждан юридической помощью, вместо того чтобы просто добиваться реализации той самой статьи 24 Закона об адвокатуре? Наше удивление относительно эксперимента усиливается еще и тем, что работа образованных у нас семи юрконсультаций уже дала ощутимый экономический эффект. Только за 10 месяцев 2005 года они сэкономили более 8 миллионов рублей республиканского бюджета – тех средств, которые ранее шли на отправку в арктические районы адвокатов из столицы республики. И вот, несмотря на такой эффект, Миниюст все же счел возможным начать свой эксперимент, потратив на него более 50 миллионов рублей.

Слава богу, наша республика в эксперименте не участвует. Очень надеемся, что это позволит сравнить наши результаты с теми, которых добьются экспериментаторы в схожих с нами регионах. Уверены, что сравнение окажется не в их пользу. Однако живут и опасения. Что, если чиновники постараются выдать желаемое за действительное? Это будет означать, что в госюрбюро придут пусть дипломированные, но не имеющие адвокатского опыта юристы. То есть неспособные оказать людям действительно квалифицированную юридическую помощь.  Что эти консультанты, в отличие от адвокатов, будут всецело зависеть от госструктур, оплачивающих  их работу. И что же это будет за помощь гражданину, оспаривающему, допустим, решение той же госструктуры? Наконец, госюрбюро способны в такой ситуации вытеснить созданные нами с таким трудом юрконсультации. И значит, опять придется для проведения следственных действий посылать в глубинку адвокатов из центра.

 

   Статья с газеты «Российский адвокат» стр. 14-15